Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию

В Российском научном фонде состоялось расширенное заседание экспертного совета по научным проектам

5 июля, 18:45
В Российском научном фонде состоялось расширенное заседание экспертного совета по научным проектам

30 июня в Российском научном фонде состоялось расширенное заседание экспертного совета по научным проектам, в ходе которого руководство фонда, члены экспертного совета, а также приглашенные представители Совета по науке при Министерстве образования и науки, Общества научных работников и Российского фонда фундаментальных исследований обсудили, как совершенствовать экспертизу в РНФ, учитывая поступившие, в фонд обращения заявителей, общественных организаций и Счетной палаты.

«Нужно совершенствовать деятельность экспертов»

В 2017 году не более 1% (если быть точнее — 0,78%) заявителей возражали против выводов экспертизы. В 2014-2016 годах эта цифра составляла 0,41%, 0,77% и 0,76% соответственно.

В основном заявители были недовольны тем, что эксперты некомпетентны, невнимательны и не понимают, как проводится экспертиза. Последняя претензия в большей степени относится не к конкретным заключениям, а к процедуре в целом: например, заявка получает хорошие оценки всех экспертов, но при этом фонд ее не поддерживает.

«Нужно совершенствовать деятельность экспертных советов и простых экспертов, в том числе методически, — заявил перед началом заседания генеральный директор РНФ Александр Хлунов. — Мне бы очень хотелось, чтобы те замечания, которые пришли в адрес фонда, были сегодня рассмотрены. Мы внутренне заинтересованы в совершенствовании этой системы».

Для решения этих проблем РНФ планирует подготовить методические рекомендации для экспертов фонда, постоянно анализировать работу экспертов и менять их, в том числе с учетом поступающих в фонд возражений. Планируется также усовершенствовать формы экспертных заключений, проводить семинаров и вебинаров с экспертами и разработать этический кодекс для них.

Сопредседатель совета Общества научных работников Александр Фрадков высказал свое мнение о предложении разработать этический кодекс: «Памятка эксперта и этический кодекс — разные вещи. Думаю, что можно обойтись и без памятки, потому что и так есть юридически обязывающие документы, например, соглашение с экспертом. В него этику не впишешь, но можно вписать, что человек ознакомился с этическим кодексом, размещенным на сайте. Если это будет сделано, то можно будет прописывать наказания за то, что человек нарушит какие-то этические требования, например, требование отсутствия конфликта интересов. Надо прописать, что возможна выборочная проверка экспертизы. Кроме того, необходимо прописать возможности оградить эксперта от давления со стороны».

Кроме того, фонд предлагает развивать Информационно-аналитическую систему (ИАС) РНФ, которая, в частности, помогает автоматически подбирать и назначать экспертов. Помимо прочего РНФ хочет сделать экспертами руководителей поддержанных проектов.

Как рассказал председатель экспертного совета Александр Клименко, последнее предложение совсем не ново. «Эта практика существует уже пару лет, и она весьма разумна. Мы приглашаем стать экспертами людей, у которых уже есть определенное количество публикаций, которые себя хорошо зарекомендовали в науке, поэтому это очень логично. Другое дело, что далеко не все руководители поддержанных проектов соглашаются стать экспертами. Общество научных работников предложило сразу в соглашении о выдаче гранта прописывать, что соглашение будет действовать только в том случае, если руководитель гранта согласится стать экспертом. Это, конечно, перегиб. Кроме того, у нас любой эксперт имеет полное право отказаться от экспертизы. Так что будем и дальше практиковать приглашение руководителей грантов к работе в качестве экспертов, но, конечно, без выкручивания рук», — заявил Клименко.

Дмитрий Жарков, член Совета по науке при Минобрнауки и новый член экспертного совета РНФ, поделился своими впечатлениями о работе фонда: «Я начинал в РНФ как простой эксперт. Меня сразу заинтересовала рабочая атмосфера, кроме того, у меня был опыт работы экспертом РФФИ. В РФФИ, как мне кажется, роль заседаний секции меньше, чем в РНФ, но и там, и здесь секции стремятся к достижению справедливости. В секции входят люди, которые хорошо знают не только какую-то определенную область науки, но и ситуацию с этой научной областью в нашей стране. Мне кажется, мы здесь достигаем баланса между экспертным мнением и экспертной оценкой. Так что у меня впечатление от работы сугубо положительное».

В заседании экспертного совета впервые принимали участие и люди, вошедшие в состав в начале этого года, после частичной ротации членов экспертного совета. «Ротация была продекларирована еще в январе 2014 года, когда был утвержден первый состав экспертного совета — рассказал Александр Клименко. — В положении об экспертизе РНФ прописано, что члены экспертного совета исполняют свои обязанности временно, не более двух сроков подряд, каждый из которых — три года. Первые три года деятельности совета — это был период становления, когда мы работали, одновременно многому учась. Надо было создать фундамент, на базе которого мы в дальнейшем смогли бы безболезненно менять членов экспертного совета, и поэтому на протяжении первых трех лет мы не проводили ротации экспертного совета. И вот теперь совет был ротирован почти на четверть: 17 новых членов из 63. Далее ротация будет ежегодной, следующая волна — в конце этого года. Мы планируем, что через год, к концу 2019 года, мы полностью обновим состав совета образца 2014 года».

Для того чтобы обновить состав экспертного совета, сначала надо было решить, кто из действующего совета попадает в первую волну ротации. «Было два человека, которые сказали, что они отработали свой трехлетний срок и хотят оставить эту работу, — рассказал Александр Клименко. — Кроме того, мы смотрели, насколько дисциплинированно человек посещал заседания советов и секций, общался с координаторами. После был составлен список тех, кто попал в первую волну ротации, 17 человек. При поиске кандидатов на их места нам надо было соблюсти следующие условия. Первое: подобрать таких специалистов, чтобы не появилось "белых пятен" в научных направлениях, которые закрывали выбывающие члены совета. Второе: эксперты должны были представлять не только Москву и Санкт-Петербург, но и регионы. Третье: нужно было соблюсти определенные пропорции между представителями вузовской и академической науки. Всех кандидатов на образовавшиеся вакансии мы подбирали из руководителей проектов. По каждой вакансии был составлен список из трех кандидатов. Потом было проведено голосование, в котором участвовали руководители действующих проектов и эксперты по соответствующей области знания, и в итоге в совет вошли люди, занявшие в результате голосования первые места».

Экспертов назначит компьютер

На заседании также обсуждалось, как нужно изменить работу фонда после проверки, проведенной Счетной палатой. По мнению представителей Счетной палаты, в законах, которые нормируют порядок экспертизы, есть ряд недостатков, из-за которых нельзя полностью исключить риск того, что решение о выдаче гранта будет не обосновано. Среди этих недостатков, например, слишком общие критерии конкурсного отбора (у них нет количественных показателей, позволяющих отбирать проекты без субъективных оценок); нормативные акты РНФ не определяют ни механизм, по которому отбираются эксперты фонда, ни порядок, согласно которому рассматриваются письменные возражения заявителей, ни порядок, согласно которому распределяются деньги по проектам из разных отраслей науки.

Чтобы решить эти проблемы, на заседании предложили внести дополнения в Порядок проведения экспертизы научных, научно-технических программ и проектов и в Положение об экспертных советах РНФ. На заседании начальник управления программ и проектов фонда Андрей Блинов привел конкретные примеры, как можно изменить нормативные документы. «Мы предлагаем показывать экспертное заключение в виде не только кратких рецензий, но и в виде полных ответов экспертов на 28 вопросов. Кроме того, состав секций у нас исторически формируется по тематической принадлежности, но формально нигде не зафиксирован. Предлагается дополнить нормативные документы, чтобы бюро экспертного совета имело право формировать состав секций. Что касается работы с информационной системой, то в настоящий момент распределение заявок на экспертизу осуществляется координаторами, а подбор потенциальных экспертов — автоматически. Это значит, что координатор заходит в систему, и ему показывается список экспертов, коды которых соответствуют кодам заявок. Координатору остается только выбрать из списка нужное количество экспертов. Предлагается этот инструмент развивать и вводить практику автоматизированного назначения, чтобы система предлагала готовые списки экспертов, подходящих для того или иного проекта».

Александр Фрадков тоже считает, что экспертов необходимо назначать автоматически. «Это возможно, это применяется в ряде фондов, и не вызывает проблем. Для этого только надо отредактировать классификатор: он должен соответствовать реально поданным проектам, а рубрики — соответствовать специальностям реальных людей. Некоторые эксперты же пишут себе один код, а некоторые — пять, при этом вряд ли человек может одинаково хорошо разбираться во всех пяти областях. Указание кодов под разными приоритетами решит проблему: сначала будут сравниваться коды по первому приоритету, затем по второму... Это очень облегчит назначение экспертов», — заявил Фрадков.

«Экспертиза в РНФ гораздо лучше, чем в других организациях»

Совет по науке при Министерстве образования и науки предложил, как обеспечить большую прозрачность при подведении итогов конкурсов РНФ. Например, нужно опубликовать список вопросов, на которые отвечают эксперты в ходе рецензирования заявок, и вариантов ответа на них (при этом необходимо указать количество баллов напротив каждого ответа и «веса» каждого вопроса в сумме баллов); публиковать списки проектов, прошедших на второй этап конкурса (в случае если конкурс был двухэтапным), а также пороговые значения общего количества баллов на каждом из этапов; а также сообщать заявителям количество баллов, которые эксперты выставили при ответах на каждый обязательный вопрос, вместе с текстовой рецензией эксперта.

«Многие из тех вещей, которые мы предлагали в заявлении Совета по науке, отражены в плане мероприятий по совершенствованию экспертизы, — рассказал  Алексей Хохлов, председатель Совета по науке. — Очень хорошо, что была проведена ротация экспертных советов. Хорошо, что планируется расширение состава секций: чем больше там ученых разных специальностей, тем лучше. Хорошо, что большее внимание будет уделяться решению проблемы конфликта интересов. В частности, предложение об автоматическом назначении экспертов при помощи компьютерной программы: на сегодняшнем заседании многие его не поддержали, а я считаю, что это правильно. Это позволяет исключить субъективный фактор. Понятно, что идеальную экспертизу сделать невозможно, но передача части функций машине с возможностью внести поправки в ее действия, на мой взгляд, разумна. Также я считаю, что экспертный совет должен в большей степени ориентироваться на оценку экспертов, а если он этого не делает, то такое решение должно быть четко и ясно обосновано. В целом же, на наш взгляд, экспертиза в РНФ лучше, чем в других организациях, она более открыта, регламенты хорошо прописаны».

Впрочем, некоторые участники заседания не согласились с предложениями Совета по науке. Так, заместитель директора Российского фонда фундаментальных исследований и руководитель Отделения гуманитарных и общественных наук РФФИ Нина Выскочил полагает, что публиковать список вопросов, на которые отвечает эксперт при рецензировании, — не очень хорошая идея. «С тем, что нужно открывать экспертную анкету на всеобщее обозрение, я не согласна. Научные критерии должны быть доступны, а вот то, как именно они оцениваются — в баллах — этого знать не нужно», — подчеркнула эксперт.

Поводя итог заседания, его участники отметили в первую очередь, что фонд готов идти на диалог и исправлять недостатки в своей работе. «У меня остались прекрасные впечатления от сегодняшнего заседания, потому что сегодня было продемонстрировано умение реагировать на критику любого рода, — прокомментировала Нина Выскочил. — Было видно, что у РНФ есть задача взаимодействия с российский научным сообществом, с экспертами, и, самое главное, это взаимодействие не просто декларируется и откладывается в долгий ящик. Фонд старается действовать». С Ниной Выскочил согласился и Александр Фрадков: «РНФ — это единственный фонд , где приглашают и прислушиваются к мнению тех, для кого фонд должен работать. Мы ведем конструктивный диалог».

По мнению же Александра Клименко, заседание помогло подытожить уже проделанную фондом работу: «Нами составлен план мероприятий по совершенствованию системы экспертизы. Реализация этих мероприятий позволит сделать существенный шаг вперед с точки зрения обеспечения ее качества».

Источник: Российский научный фонд