Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию

«Большие вызовы» — не угрозы, а возможности. Наука на Фестивале молодежи

16 октября, 09:41

В воскресенье, 15 октября, в Сочи стартовал Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Какое отношение этот фестиваль имеет к науке, Indicator.Ru разбирался вместе с представителями одного из организаторов мероприятия – Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию. На вопросы Indicator.Ru отвечали председатель Совета Никита Марченков и член Совета Андрей Егоров.

Марченков Никита

Расскажите для начала, что интересного с точки зрения науки будет на Фестивале молодежи?

Н.М.: В течение пяти дней, с 16 по 20 октября, в рамках дискуссионной программы фестиваля будет работать направление «Будущее науки и глобального образования», на котором мы организовываем две свои сессии. Программа этого направления выстроена таким образом, что у каждого дня есть своя глобальная повестка. В течение всего первого дня, 16 октября, участники будут обсуждать «большие вызовы», сформулированные в Стратегии научно-технологического развития России (СНТР). На второй день будем говорить о современных трендах и новых форматах в образовании, на третий день – о науке в контексте «больших вызовов», четвертый день будет больше посвящен инновационным технологиям и новым форматам коммуникации в образовании и науке. Наконец, мероприятия последнего дня будут в основном связаны с вопросами персонального образования, саморазвития, soft skills.

Каждый день с утра будут установочные панельные дискуссии, а после обеда будут проводится интерактивные формы общения — мастер-классы и воркшопы для 20-30 человек каждый.

Первая сессия каждого дня – основополагающая, ключевая. Например, в четверг работа на нашем направлении откроется сессией, посвященной участию России в международных мега-проектах, где будут рассказывать о международных проектах и о том, как можно с помощью них проводить исследования на переднем крае науки, в том числе в составе международных коллабораций.

А.Е.: На нашей площадке состоится более 40 сессий, и я бы не стал пытаться построить логику всех мероприятий дня. Дело в том, что действующих участников очень много, от дирекции до партнерских организаций площадки и партнеров каждой сессии, и часто партнеры полностью готовили сессию, так сказать «под ключ», а организаторы собирали из сессий программу дня.

Н.М.: Как нам сказали организаторы, наша площадка «науки и глобального образования» оказалась одной из самых сложных с точки зрения формирования программы. В отличие от других площадок, где ключевых партнерских организаций одна или две, здесь пришлось привлечь целых четыре, потому что, очень многие организации нашей страны выразили готовность провести свои мероприятия, вписывающиеся по своей повестке в общую научно-образовательную тематику направления.

— О каких четырех организациях речь?

А.Е.: Есть четыре ключевых партнерских организации: Российская академия наук, МГУ, Курчатовский институт и Координационный совет, который мы и представляем.

— Расскажите подробнее про сессию 16 октября, которую вы организуете.

Н.М.: В рамках сессии мы хотим раскрыть для молодых участников фестиваля понятие «большие вызовы», потому что в самой стратегии они сформулированы достаточно емко и глобально . Конечно, эти вызовы во многом пересекаются с вызовами человечества, сформулированными в свое время в ООН. Но для еще мало вовлеченных в эту деятельность российских и иностранных участников мы хотим прояснить, какие важные и реально актуальные для нас сегодня вопросы стоят за понятиями «освоение пространства», «цифровая экономика», «энергетические проблемы» и так далее. Также хотим показать, что «большие вызовы» не стоит рассматривать исключительно как какие-то проблемы или угрозы, их также можно рассматривать как возможности, которые открываются перед нами в развитии определенных направлений.

Модерировать сессию будет помощник президента Андрей Фурсенко, в качестве эксперта приглашен президент НИЦ «Курчатовский институт»Михаил Ковальчук, а вести дискуссию будут и.о. ректора РХТУ им. Менделеева Александр Мажуга, я, как председатель Координационного совета, лауреат премии президента РФ Анна Кудрявцева, руководитель направления «Молодые профессионалы» Агентства Стратегических инициатив Дмитрий Песков, главный редактор международного журнала Foresight Оздчан Саритас, главный конструктор систем биобезопасности ОАО «РТИ» Николай Дурманов. Приоткрывая завесу, могу сказать, что последний, к примеру, будет рассказывать про один из вызовов Стратегии научно-технологического развития — необходимость обеспечения продовольственной безопасности, и о том, что сейчас антибиотики перестают выполнять свои функции, что в ближайшее время может привести к острой необходимости смены рациона питания человека.

— То есть задача сессии – просветительская?

Н.М.: Я для себя ее вижу такой. Есть Стратегия научно-технологического развития, все ее могут прочесть, но она достаточно глубокая, и для молодых людей целесообразно приоткрыть это «окно», чтобы они увидели и осознали что описанные в ней вызовы не являются абстрактными задачами, с которыми мы столкнемся когда-то в далекой перспективе, а они уже сейчас актуальны и лежат в практической плоскости, и что именно им, участникам фестиваля, придется эти проблемы решать.

А.Е.: Аудитория будет совершенно разная по возрасту – от 18 до 35, бэкграунд очень различный: есть совсем молодые ребята-студенты, которые довольно далеки от науки. Есть те, кто только входит в эту тематику. Мы понимаем, что на фестиваль отбирали людей не по научным навыкам, а по каким-то другим критериям. В этом плане все сессии, особенно пленарные, мы должны пострить и провести так, чтобы все 500 участников нашей площадки чувствовали себя комфортно и отчетливо понимали, о чем идет речь.

Н.М.: Цель фестиваля – показать открытость нашей страны к диалогу и сотрудничеству, готовность активно участвовать в решении глобальных проблем человечества. И продемонстрировать наличие у нас навыков и компетенций в этих вопросах, чтобы все понимали, что мы живем в большой и развитой стране, у нас есть достаточные ресурсы как с точки зрения интеллектуального потенциала, так и с точки зрения ресурсной базы. Это основные цели. Исходя из этого и ориентируясь на аудиторию, мы ставим две задачи: во-первых, говорить о сложных вопросах простым языком, а во-вторых, как-то привлечь участников к диалогу и взаимодействию. Мы будем стараться вовлечь их в наши дискусии, как во время сессии, например, путем голосования или путем выступления из зала, так и после нее, если им будет интересно, что в свою очередь, наверное, станет показателем успешности ее проведения.

— «Стратегия» относится к Российской Федерации, и «Большие вызовы», которые были определены в ходе подготовки «Стратегии» — это такая чисто российская «штука». Зачем ею делиться с зарубежными участниками?

А.Е.: Во-первых, здесь 17 «вызовов» – целей устойчивого развития — глобальных, они определены ООН для всего мира. Когда писалась «Стратегия», авторы безусловно учитывали цели ООН. Понятно, что есть специфика стран, но в целом любой из «вызовов» нашей страны можно протранслировать и на масштаб всей планеты. Продовольственная безопасность, экология, энергетика, развитие цифровых технологий и т.д., думаю вы согласитесь, заботит людей по всему миру.

— Глобально, мне кажется, чтобы все, кто имеет отношение к науке в России, должны примерять свою деятельность именно к тому, что написано в «Стратегии». Сейчас этого и близко нет.

Н.М.: Ее только в декабре прошлого года подписал Президент. «Стратегия» — это же общее видение и ключевые положения, а не конкретные инстукции к действию. Уже сейчас разработан более конкрентный документ, направленный на переведение положений стратегии в практическую плоскость – план реализации СНТР.

А.Е.: До этого в целом говорили о «Стратегии» как о документе, о ее роли, о ее месте и важности. Сейчас, когда она подписана, пора начать говорить о том, что есть у Стратегии внутри. Людям сначала сказали, что у нас в принципе сформулирована стратегия развития науки и технологий до 2035 года, а теперь стоит задача, чтобы они начали немного заглядывать внутрь, и разбираться, в чем же состоит эта стратегия. И вообще, глобально, если первая сессия у нас более официальная и торжественная, то к пятнице планируем перейти в более практическую плоскость и неформальную обстановку. Непосредственно там мы хотим послушать самих участников, что они об этом думают.

— Кстати, сколько ожидаете участников?

Н.М.: На фестивале в целом будет более 20 тысяч участников, на нашем направлении «Будущее науки и глобального образования» сейчас зарегистрировано 1300 участников. Ожидаем, что в итоге непосредственно в залах на дискусииях их будет не менее 500.

Программа фестиваля очень насыщенная. Даже в одной параллели нельзя выделить какое-то одно супермероприятие. Очень много ярких спикеров. Аудитория, на которую мы в основном рассчитываем, это молодые люди от 18 до 35, но я думаю, что преимущественно будет ближе к 18, то есть студенты. Иностранных участников ожидаем около 30% — но но эти ожидания основаны только на регистрационной статистике. Рабочих языков будет два — русский и английский.

— Раз речь зашла про пятницу, то расскажите, что будет на сессии 20 октября?

А.Е.: Во-первых, мы надеемся, что до пятницы интерес у участников не угаснет. Потому что ежедневно с 9.30 до 18.00 сидеть на сессиях, а потом еще участвовать в культурной программе, общаться… Но мы надеемся, что они выдержат – молодежь все-таки.

Нашу сессию последнего, пятого дня, мы не приглашали знаменитых ученых, чиновников. Все спикеры у нас – это молодые ученые, российские и иностранные. Повестку сессии мы формулировали, четко ориентируясь на одно из магистральных направлений деятельности Координационного совета – идентификацию и преодолению нефинансовых барьеров, с которыми сталкиваются в науке молодые ученые. Проведение такой сесии на Всемирном фестивале молодежи и студентов позволит нам (Координационному совету) взглянуть на эту задачу не только из глаз российских ученых и счетом российских реалий, но и посмотреть на проблему шире и узнать о наиболее ярких примерах в международной практике.

Говоря простым языком, барьеры – это некие «занозы», которые мешают молодвм ученым реализовывать себя в науке, заниматься ей со всей присущей творческой натуре человека страстью. Координационный совет в этом плане начал работу именно по выявлению этих «заноз». У нас уже было небольшое исследование, один из членов Координационного совета – Дмитрий Зубцов, директор по аналитике Физтеха, будет выступать на нашей сесии с результатами исследования среди российских молодых ученых, какие барьеры в науке они для себя выделяли. Кроме того, при подготовке к фестивалю мы дополнительно рассылали всем записавшимся на наше направление участникам анкету с похожими вопросами, чтобы получить дополнительный информационый срез по уже интернациональному сообществу. Результаты этого опроса Дмитрий также представит на сессии.

Второе: мы хотим поговорить про конкретные кейсы, которые уже проходили. Допустим, Максим Никитин заведует лабораторией нанотехнологий в Физтехе. Оказалось, что в его работе, есть барьер, связанный с длительной процедурой закупки реактивов. Сейчас Максим в рамках своей деятельности в Координационном совете прорабатывает вопрос о возможном частичном или полном снятии этого барьера.

Н.М.: Дальше я расскажу про доступность оборудования, про то, что у молодых ученых часто складывается ощущение, что сложно получить доступ к каким-то исследовательским установкам современного уровня. На самом же деле сегодня во многих научно-образовательных организациях существует различные механизмы и успешные практики, позволяющие это сделать, в частности, создано множество центров коллективного пользования и уникальных научных установок, например установки класса megascience: синхротроны, нейтронные источники, рентгеновские лазеры.

А.Е.: В качестве спикеров у нас есть российская участница Александра Калашникова, лауреат премии Президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых за 2014 год, старший научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе РАН. Из иностранных участников – Камилла Пагани, защитившая свою диссертацию по новым институциональным стратегиям музеев этнографии в Европе, училась в Милане, потом в Париже, сейчас работает в Москве в МГИМО, а другой участник – Жан-Кристоф Модуи, исполняющий обязанности исполнительного директора Флетчеровской школа права и дипломатии, Университет Тафтса В их выступлениях мы хотели сделать акцент на вопросах научной мобильности. Зачем, чтобы построить научный барьер, ездить по мировым научным центрам? Какая специфика взаимоотношений с профессорами, студентами и с партнерами в этих странах, какие барьеры видят они? С одной стороны, мы хотим показать аудитории, что без знания языка и опыта международных коллабораций в современной науке очень сложно добиться большого успеха, а с другой стороны – послушать советы спикеров по преодолению препятствий, с которыми может столкнуть молодой ученый в своей жизни.

— Не могу не спросить про Жана-Кристофа Модуи. У него написано «астрофизик», но при этом написано про Флетчеровскую школу права и дипломатии. Одно с другим вяжется с трудом.

А.Е.: Я думаю, что он расскажет в презентации про свою карьеру астрофизика, как он переезжал по разным научным центрам – Парижская обсерватория, NASA, Обсерватория Ниццы, Калифорнийский институт науки и технологий... А про научную дипломатию, надеюсь, он ответит в дополнительных вопросах, потому что у нас эта тема на так популярна, а на Западе это целая дисциплина.

Параллельно мы предлагаем самим участникам выступать, останется время для свободного микрофона.

— По каким признакам вы оцените, прошла ли сессия успешно?

А.Е.: Мне кажется, про успех или неудачу отдельно взятой сессии говорить сложно, потому что это всего лишь «кирпичик» пятидневного марафона. По поводу того, что получится на шестой день были только гипотезы, связанные с формированием международных молодежных сообществ по различным направленям. Если что-то подобное сформируется – будет уже хорошо. Или некое видение «дорожной карты» развития молодежи в науке и образовании – хорошо. Если нам удасться донести ключевые идеи наших сессий до большинства участников, заинтересовать их прелагаемой нами повесткой – воспримем это, как успех.

Здесь же речь идет не про то, что вы должны думать о вызовах и бояться, это просто некая «рамка» для будущей деятельности, научной или стартаповской, где можно думать, чтобы это было актуально. Надеюсь, эти рамки будут заданы.

Н.М.: И, конечно, среди прочего, перед мы, Координационный совет по делам молодежи, ставим себе дополнительную задачу – вовлечь наших российских студентов и молодых ученых в реализацию СНТР и приобщить их к тем направления, которыми мы занимаемся. А для этого надо им показать, что перед ними стоят четко сформулированные задачи, по сути – национальные задачи мирового масштаба, чтобы они эту информацию «переварили» и использовали при выборе специальности или дальнейшей деятельности.

Источник: Индикатор