Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию

Владимир Путин встретился со студентами и аспирантами Уральского федерального университета

9 июля, 18:58

В Уральском федеральном университете имени Б.Н.Ельцина глава государства встретился со студентами и аспирантами. Президент осмотрел также экспозицию инновационных разработок УрФУ.

Встреча со студентами и аспирантами

В.Путин: Добрый день! Рад вас видеть.

Начать хотел бы нашу встречу и беседу с того, чем мы закончили только что с ректором, с губернатором: хочу вас поздравить с тем, что Екатеринбург получил право проведения летней Универсиады в 2023 году.

Это хорошее, большое событие для города, для региона, для всей страны, а для университета ещё и очень полезное, имею в виду, что часть зданий и сооружений планируется передать затем университету для того, чтобы собрать с разных площадок, которые разбросаны по всему городу, и создать здесь хорошие, крупные научно-образовательные кластеры.

Уверен, что это пойдёт на пользу, и потом не сомневаюсь, что и страна порадуется достижениям наших студентов-спортсменов. Так же, как мы радуемся достижениям наших молодых спортсменов на идущих сейчас соревнованиях.

Уже начали говорить про университет. Университет ваш известный, серьёзный, это хорошая, крупная научно-образовательная школа, сейчас можно сказать именно научно-образовательная, после того как он был создан в 2010 году путём слияния нескольких высших учебных заведений. Это, безусловно, дало свой синергетический эффект, мы его видим, наблюдаем.

Кроме всего прочего он получил право в достаточно упрощённом порядке создавать малые инновационные предприятия, всё это работает. Так же, как здесь, что называется, на хорошо вспаханную почву легли наши проекты, в том числе проекты мегасайенс.

Знаю, что у вас здесь осуществляются два проекта в этом смысле, работают исследователи с мировым именем из Франции, причём в самых разных направлениях: по-моему, одно из направлений – археология, второе связано с точными науками.

В общем, всё вместе это, так же, как и развитие на собственной базе университета, даёт хороший результат. Надеюсь, что вы это чувствуете, и будем дальше стараться поддерживать тот темп, который набран за последние годы. Уверен, что это замечательное высшее учебное заведение ждёт хорошее будущее.

На этом я свой короткий спич закончил бы. Если есть у вас какие-то вопросы, идеи, предложения по поводу того, что и как мы должны сделать по направлению развития университета и образования в целом, инновационных отраслей, связанных с наукой и образованием, давайте на этот счёт поговорим.

Пожалуйста. Прошу вас.

В.Федотов: Здравствуйте! Меня зовут Федотов Виктор. Я аспирант химико‑технологического института УрФУ, работаю в лаборатории физиологически активных соединений.

У нашего университета имеется огромный опыт по разработке лекарственных препаратов. Так, при совместной работе УрФУ и Академии наук был разработан лекарственный препарат «Триазавирин».

Кроме того, сейчас проводится третья стадия доклинических исследований противодиабетического препарата. Эксклюзивность этого препарата заключается в том, что он в отличие от имеющихся аналогов на рынке является не просто сахароснижающим препаратом, а борется с самой причиной диабета: он ингибирует реакцию гликирования белков.

В.Путин: Мудрёно излагает. Сразу хочу предупредить, я не являюсь специалистом во всех узких отраслях, которыми вы занимаетесь, так что если я что‑то невпопад ляпну, то вы уж не судите строго.

Пожалуйста.

В.Федотов: Все эти работы проводятся на базе химико‑фармацевтического центра, который был организован в рамках проекта «Фарма‑2020». Однако существует проблема по проведению клинических…

В.Путин: Вы молекулы разрабатываете?

В.Федотов: Да, синтезируем, разрабатываем и дальше их отдаём.

В.Путин: Вот дальше отдаёте. А берут?

В.Федотов: Вот в этом и проблема.

В.Путин: Понятно.

В.Федотов: Существует проблема, что неохотно берут на уже клинические испытания молекулы. Может быть, с этой точки зрения придумать какой‑то механизм стимулирования предприятий, чтобы они охотнее брали наши разработки на клинические испытания?

В.Путин: Это ключевой вопрос – развитие фармы у нас вообще. Поэтому я, безусловно, полностью на Вашей стороне. Если мы хотим быть самостоятельными, независимыми и повысить свой суверенитет в этом смысле, то это чрезвычайно важно.

Если у нас есть такие специалисты, как Вы, не только начинающие, но и те, которые уже доказали свою востребованность и эффективность, то, конечно, это всё должно реализовываться у нас в стране, это очевидный факт.

Я сейчас не буду вдаваться в детали, но в этой части я, конечно, в материале, знаю, что такое молекулы разработать, и знаю, что такое их применение, в том числе рыночную сторону всего этого процесса. Но, безусловно, мы не будем полностью самостоятельными, если не будем иметь собственных молекул и на этой базе не будем разрабатывать собственных препаратов. То, что Вы сказали, направления чрезвычайно важные.

Что касается диабета, то у нас многое сделано в последнее время. Можно сказать, что Россия в известном смысле является даже лидером по борьбе с диабетом, по некоторым его, во всяком случае, составляющим этой проблемы.

Мы сейчас разрабатываем новую программу развития фармы. Она должна быть готова – Правительство над ней работает, – она должна быть готова к концу текущего, 2019 года и рассчитана, по‑моему, должна быть до 2030 года. Поэтому эта составляющая, безусловно, должна быть там учтена – использование своих собственных достижений.

Пожалуйста. Вы на каком курсе учитесь?

В.Чарушин: Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо за возможность сказать несколько слов в дополнение к тому, что сказал Виктор.

Я являюсь профессором той же кафедры, где учится Виктор. Уже действительно перешёл грани всего возможного в обучении. Связан с университетом более 45 лет. Являюсь также руководителем Уральского отделения Российской академии наук, как Вы знаете.

Мне хотелось бы обратить внимание на то, что Виктор привёл пример, ставший уже хрестоматийным, о том, что препарат «Триазавирин» создан совместными усилиями Уральского федерального университета и Института органического синтеза. На самом деле таких примеров довольно много.

В целом мне хотелось бы отметить, что здесь, на Урале, сложился уникальный научно‑образовательный комплекс. Его уникальность не только в том, что крупнейший федеральный университет вовлечен в интеграцию с академическими институтами, которых сегодня в Екатеринбурге уже более двадцати.

Его уникальность в том, что эти 22 академических института формировались за счёт выпускников Уральского региона и преимущественно за счеё выпускников Уральского федерального университета.

И вполне естественно, что у нас здесь очень тесная интеграция: много общих совместных проектов, у нас общие индустриальные партнёры, базовые кафедры. В последние годы создано 17 совместных лабораторий.

Мы в своё время проявили инициативу, она получила поддержку и Федерального агентства научных организаций, и Министерства науки. Мы видим, что опыт работы этих лабораторий очень позитивный.

Сейчас начался национальный проект «Наука». Мы создали здесь, в Екатеринбурге, более 20 молодёжных лабораторий. Это тоже результат интеграции, потому что если бы у нас не было контактов с университетом, не было аспирантуры, магистратуры, которые часто тоже у нас общие, у нас общие диссертационные советы, то мы просто не смогли бы в один час принять более 200 молодых людей.

В.Путин: Междисциплинарное сотрудничество сложилось естественным образом.

В.Чарушин: Естественным. Здесь всё, на Урале, создаётся естественным образом.

В.Путин: С демидовских времен ещё.

В.Чарушин: Абсолютно.

Мы здесь прошли, а рядом есть Демидовская аудитория. В ней представлены 90 наших демидовских лауреатов. Это новейшая история возрождённой Демидовской премии. Здесь каждый год в канун Дня науки, 8 февраля, проходят Демидовские чтения. Это тоже пример интеграции науки и образования.

Конечно, двери наших академических институтов открыты для этой замечательной творческой молодёжи. Мы готовы создать ещё столько же, если нам позволят. Мы очень рассчитываем, что те импульсы, которые будут приданы для развития университета, в том числе и за счёт проведения Универсиады, будут служить развитию всего научно‑образовательного комплекса, в том числе и академических лабораторий.

В.Путин: Так и будет. Сейчас мы только смотрели, там действительно целые комплексы будут подготовлены к 2023 году, они целиком будут переданы университету. Так что это будет хорошая база для дальнейшего развития.

Пожалуйста.

С.Звонарёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Сергей Звонарёв. Я доцент физико‑технологического института и по совместительству член координационного совета по делам молодёжи в научной и образовательной сферах Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию.

Мы знаем, что в рамках национального проекта «Наука» будет создано не менее 15 НОЦов, и сегодня на ИННОПРОМе подписано соглашение. Инициативно три наши области подписали соглашение – это Свердловская, Челябинская и Курганская – о том, что мы создаем НОЦ на территории Уральского федерального округа.

При этом регионы готовы вкладывать средства в создание этого НОЦа. Надеюсь, в следующем году мы выйдем на федеральный уровень, то есть поборемся в конкурсе следующего года.

Проблема в следующем: то есть на сегодня существует длительный промежуток между фундаментальными и отчасти даже прикладными исследованиями до внедрения в производство – промежуточный этап технологий. Понятно, наверное, почему – вузы, научные организации, промышленность…

В.Путин: Это вечная проблема России.

С.Звонарёв: Да. Все решают свои задачи, отчасти разные. Как Вы считаете, НОЦ как единая структура, которая объединяет в себе вузы, научные организации, промышленность, сможет ли стать этим драйвером, который позволит ускорить процесс внедрения технологий, в том числе с созданием высокотехнологических производств? И поскольку НОЦ – это региональная составляющая, то стать толчком в развитии экономики региона?

В.Путин: Мы для этого их и создаём. Они для этого и придуманы.

Наука, образование и промышленность объединяются именно для того, чтобы эффективнее внедрять то, ради чего вы работаете. У нас, к сожалению, разрыв постоянный.

Это же вечная проблема, не только дороги и дураки. Кстати говоря, может быть, от двух этих производных проблем возникает и третья, о которой Вы сказали, потому что не доехать, не дойти местами. Да, это шутка, но тем не менее.

Дорога есть – всё, сразу жизнь начинается. Там начинается всё: и производство возникает, образование и так далее. Нет – ничего нет. Для этого мы и придумали эти научно‑образовательные центры, чтобы объединить промышленность и науку.

Мы очень часто ведь с чем сталкиваемся: наука генерирует что‑то, образование генерирует людей, потом с помощью этих людей появляются разработки и так далее, а промышленность наша об этом даже ничего не знает, всё предпочитает закупать по импорту.

Цель создания этих научно‑образовательных центров как раз и заключается в том, чтобы объединить науку, образование, производство в один комплекс, чтобы люди лучше понимали, что ожидает промышленность, а промышленность знает, что генерирует наука и образование. Очень рассчитываю, что эти 15 центров, которые заработают в ближайшее время, приведут к такому эффекту.

В этом году мы договорились как минимум два таких центра создать, даже несмотря на то, что…

Т.Голикова: Пять.

В.Путин: Да, пять. Татьяна Алексеевна подсказывает, пять, да, а то сейчас те, кто против, скажут: два – всё, два. Старший приказал только два. (Смех.) Нет, минимум пять, согласен с Татьяной Алексеевной.

Поэтому даже если не готова ещё нормативно‑правовая база, она пока не готова ещё…

Т.Голикова: Готова.

В.Путин: Готова. Но те, кто против, говорят, что не всё продумано, не всё отработано. Пять в этом году сделаем и пойдём дальше.

Пожалуйста, прошу Вас.

Р.Яговитин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Яговитин Роман, я являюсь студентом четвёртого курса бакалавриата химического факультета Института естественных наук и математики. Я бы хотел развить ту тему, которую упомянул Сергей.

Со второго курса я занимаюсь научной работой на кафедре физической химии. Моя работа связана с получением и изучением физико‑химических свойств сложных оксидов. Благодаря ряду особенностей и свойств данные соединения находят широкое применение в конструкции топливных элементов. С помощью данных устройств мы можем получать…

В.Путин: Я многое узнаю от встреч. Это очень интересно.

Р.Яговитин: С помощью данных устройств мы можем получать экологически чистую энергию, по сути, отказавшись от углеводородных источников топлива.

Но также мы можем более эффективно использовать последнее, получая при этом не только энергию, но и ценные продукты для химической промышленности.

В.Путин: То есть не отказываемся от углеводородов.

Р.Яговитин: Да, мы можем не отказываться, наоборот, даже более эффективно их использовать.

Также хочу отметить, что с помощью топливных элементов можно снабжать энергией удалённые территории нашей страны, такие как регионы Дальнего Востока, территории северной Сибири.

И наиболее перспективным использованием топливных элементов, на мой взгляд, является их использование в качестве электроснабжения исследовательских экспедиций в Арктике, что, безусловно, одна из наиболее важных задач на сегодняшний день.

На базе нашей кафедры уже имеется огромный теоретический экспериментальный материал по ряду сложных оксидов, что позволяет нам конструировать прототипы топливных элементов. Такие прототипы у нас действительно были созданы.

И хочу отметить то, что они могут быть доведены до промышленных установок. Однако проблема внедрения университетских разработок в промышленность, как уже сказали, очень актуальна, и она действительно очень важна для нас.

Также хочу отметить, что большинство топливных элементов, которые уже используются в нашей стране, представляют собой преимущественно зарубежную продукцию, в то время как наша, российская, наука готова предложить отечественные разработки, которые ничем не хуже зарубежных, а в большинстве случаев они могут даже их и превосходить.

Безусловно, разработка прорывных технологий – процесс длительный и высокорискованный. Однако без таких разработок у нас не будет технического прогресса, а без технического прогресса трудно ждать светлое будущее.

В.Путин: Теперь сформулируйте для меня задание, что я должен сделать конкретно по Вашим разработкам.

Р.Яговитин: Хотелось бы получить поддержку свыше для университетских групп в плане внедрения наших разработок. Для решения этой проблемы я хотел бы предложить ряд мер. В первую очередь необходимо увеличить роль государства в области производства и внедрения научных разработок. Необходимо создавать совместные проекты на стыке министерств науки и промышленности и торговли.

В.Путин: Мы так и делаем. Так и пытаемся делать. Эти научно‑образовательные центры для этого создаются. Есть другие способы и схемы, по которым мы стараемся помочь внедрять наши разработки, я уже говорил. По Вашему конкретному случаю: в каких областях они должны внедряться?

Р.Яговитин: Наиболее критическая область, во‑первых, как я уже упомянул свою область, это, по сути, проблема энергетики. Именно в этой области…

В.Путин: Это очень широко. Конкретно: какие компании и что должны у вас купить? Какие разработки? О чём речь?

Р.Яговитин: Конкретно хотел бы сказать, что нужно привлекать представителей бизнеса для привлечения…

В.Путин: Переведу тебя в Министерство иностранных дел. В общем и целом конкретно какие разработки и по каким компаниям?

Р.Яговитин: Такие крупные компании, как «Росатом», привлекать к продвижению разработок, в том числе нашего Уральского федерального университета, потому что они у нас есть. Также могу привести в пример и университеты, которые сотрудничают с нами. Разработки в данной области есть и у наших коллег.

В.Путин: Вопрос ведь о внедрении того, что вы разработали. Вы считаете, что это может использовать «Росатом»?

Р.Яговитин: В том числе да.

В.Путин: Я Вам обещаю, в ближайшее время… Где ректор?

В.Кокшаров: Здесь.

В.Путин: В ближайшее время с Вами обязательно свяжется руководитель компании «Росатом» и поговорит на эту тему. Будем через ректора. Вы не против такой бюрократии?

Р.Яговитин: Спасибо. Я не против.

В.Путин: Через такую бюрократическую процедуру будем… Ректору легче сейчас с ним договориться, тем более что он возглавлял Министерство международных отношений в Свердловской области в своё время?

В.Кокшаров: Да.

В.Путин: И экономических связей.

В.Кокшаров: Международных и внешнеэкономических связей.

В.Путин: Внешнеэкономических – понятно. Почему в Свердловской области министерство международных отношений?

В.Кокшаров: Международных и внешнеэкономических связей.

В.Путин: Понятно. Но международные‑то здесь при чём? Международные отношения – это прерогатива государства в целом. Суверенитет государства должен быть соблюден. Понапридумывали в своё время всякую фигню. С 1997 года, по‑моему, министерство существовало это?

В.Кокшаров: Да.

В.Путин: До сих пор существует?

В.Кокшаров: Внешнеэкономических связей.

В.Путин: А, поправились немножко.

Договорились.

Пожалуйста.

О.Партов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Ойбек Партов. Я председатель Союза студентов Уральского федерального университета.

В.Путин: Председатель чего?

О.Партов: Союза студентов.

В.Путин: Конечно, извините.

О.Партов: Одна из главных задач моей команды – это формирование Soft skills, о чём мы говорили во время телемоста с Вами в 2018 году.

Развитие гибких навыков, которые мы формируем в ходе наших образовательных проектов, помогает студентам при трудоустройстве. Вкупе с высоким качеством образования это даёт свои результаты. Более 85 процентов наших студентов сегодня работает по специальности.

Кроме того, мы делаем самые крупные в стране карьерные события. Мы называем их «Ночь карьеры», «Весна карьеры». Они проходят в «Ельцин-центре» – это президентский центр, пожалуй, лучший музей в Екатеринбурге, который собирает более сотни работодателей.

В.Путин: «Ночь карьеры» – это звучит впечатляюще.

О.Партов: Я сейчас расскажу. Сотни работодателей, десятки тысяч студентов приходят на «Ночь карьеры», и эти цифры показывают востребованность темы.

В связи с этим у меня есть предложение. Как Вы смотрите на то, чтобы провести всероссийскую «Ночь карьеры»? Мы готовы быть организаторами такой акции. Мы готовы методически помогать, например, 15 крупнейшим университетам. По всей стране провести «Ночь карьеры», на которую сотни тысяч студентов нашей страны смогут прийти и напрямую пообщаться с работодателями, найти для себя стажировки, мастер‑классы, тренинги и так далее. Мы готовы методически сопровождать эту тему, для нас это очень важно, потому что трудоустройство – это вот прямо наше. В этом и заключается предложение.

Почему трудоустройство? Потому что сегодня не только для выпускников старших курсов, но и для тех, кто обучается на первом и втором курсе, тоже приобретение практических навыков – это невероятно важная задача.

Чем раньше ты пришёл на «Ночь карьеры», тем больше у тебя шансов стать ведущим топ‑менеджером большой всероссийской и международной компании.

В.Путин: Пумпянский по ночам спит, так что лучше, наверное, днём проводить. Но молодые люди всё время как‑то по‑особенному к ночам относятся. В принципе можно и «Ночь карьеры» сделать.

Я справки читал, перед тем как приехать к вам. По моим данным, 90 процентов выпускников университета трудоустраиваются. Это очень хороший показатель. Не 85, к сожалению, – так у меня написано было в справках, может, там ошибочные данные, 80 процентов по специальности. Это тоже очень хороший и высокий показатель.

Вы можете поблагодарить своих наставников за такой результат. Это, конечно, их результат. То, чтобы получить знания, в значительной степени от вас зависит, а создать условия для трудоустройства – это, конечно, дело администрации, и у них это получается, судя по всему.

Но то, что Вы сказали, конечно, это здорово, не важно, по ночам этим заниматься. Хотя по ночам другие задачи должны стоять – в сфере демографии. Но если это создаёт базу для будущего развития, профессионального роста – конечно. Надо посмотреть просто, чем вы конкретно предлагаете наполнить такие мероприятия.

Попрошу представителя Администрации обратить на это внимание. Андрей Александрович, посмотрите, пожалуйста. Мы со своей стороны с удовольствием поддержим это.

О.Партов: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо за идею.

Пожалуйста.

Л.Кожакова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Кожакова Лейла. Я из Республики Казахстан. Буквально недавно успешно окончила аспирантуру Института радиоэлектроники и информационных технологий. Всю свою студенческую жизнь я занималась научной деятельностью, а также активно принимала участие во внеучебной деятельности нашего университета.

В.Путин: Как приятно слышать: из Республики Казахстан, а говорит «нашего университета».

Л.Кожакова: Да.

На данный момент в нашем Уральском федеральном университете…

В.Путин: Нужно переманивать талантливых людей.

Л.Кожакова: Спасибо большое.

На данный момент в нашем университете обучается около трёх с половиной тысяч иностранных студентов из 37 стран мира. Среди них более 1000 студентов из Республики Казахстан обучается в УрФУ.

В.Путин: Всего в России обучается 70 тысяч студентов из Казахстана.

Л.Кожакова: Да.

И на данный момент, являясь директором Казахстанской ассоциации выпускников, благодаря нашим известным выпускникам был создан целевой капитал «Казахстан», который идёт в поддержку наших активных студентов, которые занимаются не только научной и внеучебной деятельностью, но и активно проявляют себя в студенческой жизни.

В связи с этим буквально вчера стало известно, что Российский фонд фундаментальных исследований совместно с Министерством образования и науки Республики Казахстан проводят конкурс научных грантов. Мы очень рады такому событию, и хотелось бы предложить для укрепления и развития молодых учёных стран России и Казахстана увеличить количество научных грантов.

В.Путин: Какие гранты Вы имеете в виду, совместные гранты?

Л.Кожакова: Именно совместные, для проведения совместных научных исследований.

В.Путин: Что касается увеличения этих грантов – это хорошая задача, но их пока просто нет, увеличивать нечего. Я не знаю, Андрей Александрович, Вы совместные гранты решили выдавать?

А.Фурсенко: Там есть гранты, которые проводятся одновременно Республикой Казахстан и Россией, и финансируют с двух сторон эту работу, с тем чтобы работа была общая.

В.Путин: Но это не совместный грант.

А.Фурсенко: Это совместные конкурсы.

В.Путин: Это понятно, но гранты всё равно разные.

А.Фурсенко: Гранты с двух сторон.

В.Путин: Когда я сказал, что нужно переманивать талантливых людей в Россию, в принципе действительно так и надо делать, из Казахстана не нужно. Почему? Потому что у нас с такими странами, как Казахстан, должна быть другая задача – нужно объединять усилия.

То, что эффективнее развивается в России, развивать в России, то, что эффективнее функционирует в Казахстане, нужно делать в Казахстане, и объединять усилия в рамках межгосударственных связей.

Я уже сказал, 70 тысяч студентов учатся из Казахстана в Российской Федерации. Только в прошлом году уже 150, по‑моему, человек принято на бюджетной основе, то есть за счёт бюджета Российской Федерации.

Но по большому счёту нам нужно и в таких странах, как Казахстан, развивать свою собственную промышленность, свою собственную науку, поддерживать это, компетенции новые передавать туда. И на этой базе увеличивать общую конкурентоспособность.

Если мы дойдём до совместных грантов, это будет ещё лучше. Пока вы видите, первый шаг сделан, я же этого не знал, с двух сторон гранты выдаются. Если будут общие гранты, будет ещё лучше, имею в виду те общие цели, которые перед нами стоят.

Л.Кожакова: Спасибо большое.

И ещё один момент. Пользуясь случаем, хотелось бы пригласить Вас на столетие нашего университета в следующем году вместе с первым Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, потому что он является почётным доктором Уральского федерального университета. Мы вас ждём.

В.Путин: Да, если бы я знал об этом приглашении, я бы ему сказал. Я с ним два дня назад по телефону разговаривал. Но я специально ему ещё позвоню по этому вопросу.

А.Киряков: Добрый день! Меня зовут Киряков Арсений. Я аспирант Физико-технологического института, являюсь участником научной группы «Лазерные и плазменные технологии».

Хотел бы начать с того, что сердцем уральского физтеха с момента его основания, с 1949 года, всегда был и является циклотрон. Циклотрон – это такое сложное устройство, которое позволяет получать изотопы.

В.Путин: Это я знаю.

А.Киряков: Хотел бы сказать, уже сейчас изотопы активно внедряются для диагностики и лечения онкологии. В этом году у нашего физтеха два знаковых события. Первое – нам исполнилось 70 лет. Другое знаковое событие – в конце года запускается первый в России университетский циклотронный ядерный центр благодаря поддержке федеральных университетов.

Наш циклотрон будет выдавать порядка 20 различных изотопов, которые можно будет использовать в различных направлениях, в том числе и в диагностике, и в лечении, соответственно, на больших мощностях.

Мы планируем кооперацию с Курчатовским институтом, с «Росатомом», для того чтобы выводить на рынок радиофармпрепараты. Но для того, чтобы наш потенциал реализовать в полной мере, как кадровый, так и технологический, нам нужно, чтобы радиофармпрепараты выходили на рынок ускоренными темпами, потому что это короткоживущие изотопы в большинстве своём.

Вопрос как раз с этим связан: можно ли разработать такую траекторию вывода радиофармпрепаратов в ускоренном режиме? Сейчас это точно так же, как и обычные фармпрепараты.

В.Путин: Нужно разработать. Согласен, это проблема реально. У нас очень забюрокраченный процесс вывода на рынок вообще лекарственных препаратов, и отечественных в том числе.

А что касается изотопов, то не так много мест у нас, где это производится, по пальцам пересчитать. Тому, кто не знает, могу сказать: изотоп вводится, он безболезненно и безвредно для человека «гуляет» практически по всему организму, по всем клеточкам. Если натыкается на какое‑то новообразование, сразу – тук, даёт о себе знать. Это уникальные способы ранней диагностики. Это и в кардио используется, в онкологии используется.

И таких центров, где это есть, а это дорогостоящие установки, которые могут производить эти изотопы, их не так много в стране. И конечно, они должны быть эффективно использованы. Полностью с этим согласен.

Татьяна Алексеевна кивает головой, она, как бывший министр здравоохранения, хорошо это знает. Я прошу пометить эту тему и обязательно отреагировать в работе с Правительством.

Вам спасибо за то, что сказали об этом.

Пожалуйста, прошу Вас.

И.Насчётникова: Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Насчётникова Инна. Я являюсь студенткой Института новых материалов и технологий УрФУ и со второго курса бакалавриата занимаюсь исследованиями в области биомедицинского материаловедения.

Сейчас перед нами, перед молодыми людьми, открывается множество возможностей, которые дают серьёзный толчок для дальнейшего продвижения в профессии. Я, например, в прошлом году стала победительницей Международного инженерного чемпионата CASE‑IN, который входит в платформу «Россия – страна возможностей».

В рамках платформы существует целая линейка конкурсов, флагманом которой, безусловно, является конкурс «Лидеры России». Мы все следили за его ходом и за тем, как молодые управленцы смогли получить возможность проявить себя на серьёзных государственных постах.

На мой взгляд, было бы интересно и стратегически верно, если бы подобный конкурс существовал в нашей, научно‑образовательной среде, ведь, безусловно, наша сфера имеет ряд особенностей, поэтому управлять в научной или образовательной организации не может просто менеджер. Ведь важно понимать специфику, важно разбираться в области исследований и на очень достойном уровне. Кроме этого, важно иметь определённый авторитет в научном сообществе.

Как Вы, Владимир Владимирович, смотрите на то, чтобы организовать подобный конкурс для молодых сотрудников научных и образовательных организаций?

В.Путин: По ночам тоже будет?

И.Насчётникова: Нет.

В.Путин: Днём будем работать? Идея хорошая. Нужно только определиться не с самим порядком проведения, а нужно определиться как бы с результатами. В конкурсах «Лидеры России», как Вы, видимо, уже заметили, мы стараемся людей, которые показывают хорошие результаты, продвигать соответствующим образом. И здесь тоже нужно будет выстроить эту работу. Но сама по себе идея, мне кажется, очень правильная. Хорошее предложение. Попробуем реализовать тоже вместе с Вами.

Пожалуйста.

Ю.Кузнецова: Добрый вечер, Владимир Владимирович! У нас прекрасная встреча сегодня, замечательная.

В.Путин: Спасибо.

Ю.Кузнецова: Хотелось бы в рамках продолжения темы научно‑образовательных центров подчеркнуть, что региональный центр, НОЦ, который будет создаваться на базе ключевых компетенций нашего университета, – это в первую очередь создание новых технологий и новых материалов.

Наши научные сотрудники имеют достаточно большой опыт в материаловедении на основе редких металлов, таких как скандий, цирконий, бериллий, на основе редкоземельных элементов, в частности, я занимаюсь разработкой новых материалов на основе РЗМ и работаю в лаборатории физики функциональных материалов углеродной микро- и оптоэлектроники.

Следует подчеркнуть, что в Свердловской области территориально находится единственное месторождение в России бериллия, на базе которого возможна его производственная, промышленная добыча. Соответственно, наш университет мог бы стать генеральным подрядчиком в этом вопросе, в том числе организовать весь цикл этого технологического производства.

Более того, поскольку сейчас на передовом фронте разработка композиционных материалов, в которые входят не только эти редкие металлы и РЗМ‑элементы, но и самые совершенные и новые формы наноматериалов, в том числе новые формы углеродов – это нанотрубки, 2D‑покрытие, квантовые точки, совершенно разнообразные виды.

Наша лаборатория как раз занимается производством именно таких материалов, и мы совершенно уверены, что создание и реализация этого НОЦа даст нам уникальную возможность реализовать полный цикл работ от технологии производства и исследования свойств, от новых абсолютно материалов до их коммерциализации и реального внедрения в практику.

В.Путин: Одно из важнейших направлений сегодня. Безусловно, без новых материалов ничего невозможно, ни в медицине, ни в авиастроении, ни в космосе, ни в оборонке ничего невозможно сделать.

Всем, наверное, вам уже известно: одна из наших новейших разработок, очень перспективных, не имеющих аналогов в мире вообще, – это наша ракетная система «Авангард». Аналогов нет. Они, наверное, появятся через несколько лет, но пока нет ни у кого. Если бы не новые материалы, это было бы невозможно осуществить.

Температура на поверхности почти три тысячи градусов. Напомню, на Солнце шесть тысяч градусов, на поверхности Солнца. А здесь, поскольку изделие идёт в плотных слоях атмосферы, три тысячи градусов.

Эффект эскимо – летит и плавится, но при этом проходит сигнал на управление и держит нужную температуру на нужное время. Невозможно было бы это сделать, если бы не достижения в области современных материалов.

То же самое касается и медицины. Нанопокрытия, особенно на некоторых сплавах, дают совершенно уникальный результат. Без этих материалов невозможно развитие современной медицины. Это очевидная вещь.

Что касается вообще редкоземельной группы, то наши китайские друзья фактически стали монополистами. Хорошо, дай бог здоровья, мы рады за них. Но у нас есть и свои возможности, это правда. Вопрос в стоимости этого производства.

Собственником этого месторождения является «Ростех». Я обязательно ещё раз поговорю с Чемезовым Сергеем Викторовичем и с теми, кто у него этим занимается. Мы давно уже ставим задачу развития этого собственного направления внутри страны, на собственной базе, тем более что у нас такие возможности есть.

Сейчас только на стендах – стенды были небольшие развёрнуты на входе в университет – говорили как раз о бериллии, о некоторых других материалах. 500 тонн производится в мире всего, а потребности большие, и они будут возрастать. Потребность будет точно расти.

Поэтому можно ли сделать вас, как говорят, головняком, университет, по этому направлению, я сейчас не знаю, я не могу на это ответить. Всё‑таки какое‑то из предприятий «Ростеха», наверное, должно быть.

Но то, что вы можете и должны принимать в этом прямое участие, поскольку это рядом; во‑вторых, у вас есть свой уровень компетенции, что совершенно очевидно. Я тоже знаю об этом, читал из справок, перед тем как сюда к вам приехать. Поэтому, конечно, вы должны быть к этой работе напрямую подключены.

Ю.Кузнецова: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Пожалуйста.

Лу Цзяцзинь: Меня зовут Лу Цзяцзинь. Я приехала из Китая после окончания бакалавриата…

В.Путин: Только что про Китай говорили.

Лу Цзяцзинь: Да? По русскому языку. Потом я решила продолжать учёбу, изучать русский язык в России. Оказалось, что Москва – слишком большой город. Мне больше нравится более комфортный – маленький город.

В.Путин: Как будто Пекин меньше. Шанхай ещё больше.

Лу Цзяцзинь: Да. В Китае мне нравится больше не Шанхай, Пекин – такой город. Поэтому я выбрала Екатеринбург. Я читала много отзывов китайских студентов, потому что сейчас, в данный момент, в УрФУ учится уже более 1000 студентов из Китая.

Сейчас я работаю как инженер‑исследователь на кафедре экономики и менеджмента, также работаю на кафедре востоковедения, преподаю там китайский язык. Сейчас я изучаю аспирантуру.

В будущем я хотела бы стать преподавателем и преподавать менеджмент или языки. Поэтому мне интересно, как Вы считаете, для преподавателей, кроме знаний и книг, чему можно научить студентов?

И самое главное, в нашем мире глобализации у молодёжи есть много вопросов: мы не знаем, куда идти, особенно если мы хотим что‑то делать, часто влияют СМИ или другая информация, а мы не знаем, наши цели правильные или неправильные. Как Вы считаете?

В.Путин: Для того чтобы понять, куда идти, нужно иметь собственную точку зрения. Вы не случайно сейчас упомянули про СМИ. Ну что СМИ? Интернет. Нет никаких табу, нет никаких ограничений. Море просто, океан информации.

Для того чтобы ориентироваться в этом, нужно иметь свою собственную точку зрения. А чтобы иметь свою позицию, нужно, конечно, заниматься, учиться всю жизнь, определить, что такое важное, что второстепенное, уметь отличать самое главное от того, что, как у нас говорят, яйца выеденного не стоит. Сиюминутную сенсацию отличать от серьёзных достижений, которые чрезвычайно важны для вас, для вашего становления и роста, для вашей карьеры, для региона, для страны, даже для всего мира – не нужно бояться такого глобального подхода.

А для того чтобы это было эффективно, нам нужно вместе работать. Я сейчас только выступал на форуме, тоже об этом говорил. Человечество стоит перед такими сложными вызовами, серьёзными задачами, эффективно решать которые можно только вместе.

Все говорят, всем уже оскомину набила проблема экологии. А как её решать? Невозможно же решить в одном месте, а рядом забыть про это.

Меня всё время «радует» подход наших европейских партнёров к вопросам ядерной энергетики. В Германии взяли и приняли решение о запрете ядерной энергетики, по сути, сворачивают свою работу, все электростанции к какому‑то году должны быть закрыты.

А в общей генерации свыше 30 процентов ядерная энергетика даёт. В соседней Франции почти 100 процентов, 90 с лишним, энергии вырабатывается атомными электростанциями. Какой смысл? Всё в непосредственной близости друг от друга находится. Какой смысл закрывать в одном месте, а через дорогу иметь эти атомные электростанции? Ерунда какая‑то на первый взгляд. Глобально нужно подходить, вместе решать задачи, вместе заниматься разработками, образованием.

Наши американские партнёры взяли и не просто Huawei и закрывать что‑то, а ещё и запрещают китайским студентам получать образование по отдельным направлениям, по отдельным специальностям, принято решение. Удивительно, но факт. Как будто не понимают, что в современном глобальном мире невозможно закрыть всё и перекрыть. Это нереалистично. Всё равно эти знания, технологии будут перетекать в другие страны, в страны «третьего мира», в Азию, в Европу. И россияне, и китайцы будут всё равно получать эти знания в других местах. Невозможно остановить прогресс, невозможно сдержать развитие отдельных стран.

Что касается глобализации, я уже говорил об этом, нелишним будет повторить: глобализация, а особенно в 90‑х годах, в начале 90‑х, была связана в том числе с тем, что открылись новые рынки для западного производителя в связи с развалом Советского Союза и крушением так называемого восточного блока, или восточного лагеря.

Открылись рынки, и производители из США, из Европы воспользовались этим. Правильно сделали, конечно. Начали продвигать свои товары. Резко выросла мировая торговля. Резко вырос и мировой ВВП.

Теперь ситуация меняется. Появились новые глобальные лидеры и в виде Китая, в виде той же Индии. Те, кто совсем недавно ещё чувствовал себя монополистом, они начали переживать и, вместо того чтобы эффективно функционировать дальше, повышать свою конкурентоспособность в глобальном мире, начали закручивать гайки, сдерживая развитие своих конкурентов, России и Китая в том числе.

Но это дорога в никуда, это ничего не даст, тем более что результатами глобализации, скажем, Китай и западное сообщество воспользовались по‑разному.

Я уже говорил и хочу повторить ещё раз, это факт медицинский: китайцы вытащили, используя эти элементы глобализации, это тоже экспортно ориентированная экономика, они использовали элементы глобализации, для того чтобы вытащить миллионы людей из нищеты, из бедности.

А в западных странах – как в Европе, кстати говоря, так и в США – там по‑другому воспользовались результатами глобализации. Там результатами воспользовались в основном крупные межнациональные компании, их менеджмент и партнёры, даже средний класс не очень почувствовал результат этой глобализации.

Поэтому, когда мы говорим о современных процессах, мы должны понимать, как это будет отражаться на людях. В том числе это касается и разработок, которыми вы занимаетесь. Это касается той же информационной индустрии, того же искусственного интеллекта.

Ведь будут высвобождаться рабочие места, рабочие руки. Как они будут существовать, эти люди? Как они будут зарабатывать, что они будут делать? Чем они будут заниматься? Чрезвычайно важные вопросы, которыми сегодня озабочена и Международная организация труда.

Но мы с вами, когда делаем это, поскольку мы делаем первые шаги, мы должны уже сейчас задуматься и заранее заняться переобучением, переподготовкой, использованием трудовых ресурсов, повышением производительности труда на всех уровнях, на всех направлениях деятельности, и тогда, безусловно, нас будет ждать успех.

Пожалуйста.

А.Долганов: Добрый вечер, Владимир Владимирович.

Я Антон Долганов. В декабре прошлого года я досрочно защитил свою диссертационную работу в Санкт-Петербургском ЛЭТИ и буквально пару недель назад получил диплом об окончании аспирантуры в числе сотни лучших выпускников нашего университета.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Вас за поддержку таких программ, которые стимулируют активных молодых учёных. В частности, стипендия Президента Российской Федерации на обучение за рубежом: за счёт неё я провёл полугодовую стажировку в Новом Лиссабонском университете и получил бесценный опыт. Во многом благодаря этому сейчас я как раз занимаюсь машинным обучением и технологиями больших данных.

В УрФУ есть много успешных опытов применения данных технологий. Отдельно стоит отметить проекты «Цифровой двойник», которые проектировались в инжиниринговом центре. Они позволяют за счёт цифровых копий предметов не только ускорять, но и удешевлять процесс создания и обслуживания различного оборудования. Это было возможным благодаря созданию и накоплению больших данных.

В учебной аналитике большие данные играют не менее важную роль. Сейчас активным и перспективным является направление так называемого «цифрового следа», когда помимо прочего мы добавляем информацию о научной, учебной и внеучебной деятельности студента. Разработанные алгоритмы позволяют выстраивать индивидуальные траектории для каждого студента.

Но большие данные являются ключевыми в машинном обучении. Чем больше и чем разнообразнее данные, тем надёжнее и точнее будут полученные модели. И здесь кроется проблема, что держатели данных «цифрового следа», такие как университеты, онлайн-платформы, не могут делиться из-за недостаточно проработанной законодательной базы и отсутствия неких договорённостей по обмену этими данными. Получается, что отдельные разработки очень ограничены в своём применении, – как правило, рамками одного университета. При этом есть некий разрыв этого «цифрового следа»: когда был в школе 11 лет, прервался, новый «след» начался в университете и далее у работодателя.

Понятно, что в России не только мы занимаемся этим, но, для того чтобы объединить ресурсы многих университетов, необходимо преодолеть эти различия. Поэтому предлагаю сформировать некую нормативную базу и договориться об этих формах передачи данных, поскольку после этого межуниверситетского объединения у нас появится возможность создать некую платформу на протяжении всей жизни студента в рамках не только общероссийской (зачем останавливаться, можно и пойти дальше), но и в рамках мировой образовательной программы, конечно. Таким образом, это может обновить рынок образовательных услуг и сделает новые программы в образовательной сфере.

Спасибо.

В.Путин: Вы в Португалии учились, да? Когда я был в Португалии, мне коллеги рассказывали такую историю. Ещё в давние времена там был последний диктатор Салазар. Колонии у них ещё были в Африке, в том числе Ангола. К нему в кабинет вошёл помощник и говорит: «Хочу Вас обрадовать». Он: «Что случилось?» – «В Анголе нашли нефть». На что Салазар поднял глаза, посмотрел на него и говорит: «Только этого нам и не хватало». Почему? Объясняю: он испугался, что туда сейчас полезут транснациональные компании. Это могло нанести ущерб интересам Португалии.

Я почему это сейчас вспомнил. Работа в цифровой сфере, цифровая жизнь – это будущее человечества, это очевидный факт, все её составляющие: искусственный интеллект, товары и так далее. Но есть и проблема, которая заключается в необходимости защиты интересов граждан, и государства, и физических лиц. Поэтому эта траектория движения любого физического лица, человека, – да, она должна и, так или иначе, будет собираться, наверное, в Big Data (большие данные), но это не должно вредить конкретному человеку в его жизни.

Вопрос защиты интересов человека, защиты его частной жизни, сведений о его здоровье, о том, о сём, о пятом, раздесятом – этот вопрос тоже подлежит внимательному изучению и решению. Эта задача подлежит решению, так же как и защита интересов предприятий, отрасли или целого государства, в том числе мы с вами понимаем: чем больше информации о субъекте, об объекте, тем больше точек уязвимости.

Поэтому все эти вещи должны быть учтены, но это не значит, что над этим нельзя и не нужно работать. Наоборот, я с Вами согласен, нужно заранее, сейчас думать над созданием нормативно-правовой базы. Надо над этим работать точно совершенно.

Потихонечку будем закругляться, ладно?

Пожалуйста.

С.Данилов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Данилов Сергей, я аспирант Института новых материалов и технологий.

Сегодня много говорилось о том, что науке в России уделяется большое значение. Особенно для молодых учёных создаётся поддержка как на социальном уровне (это создание, например, жилищных сертификатов), так и поддержка их исследований научными фондами. То есть молодой учёный может выстроить свою траекторию, благодаря которой комфортно заниматься исследованиями.

Однако в вузах соотношение преподавателей и научных сотрудников – значительно в сторону преподавателей. А в образовании нет такой чёткой траектории, которую молодой человек может для себя выстроить, то есть заниматься развитием новых курсов. И поэтому есть предложение создать программу поддержки для молодых преподавателей, подобную президентской программе поддержки молодых учёных.

В.Путин: Как правило, у нас гранты распределяются достаточно равномерно для молодых исследователей. А если мы сейчас объединяем в вузах – и науку туда погружаем, исследовательскую работу, – то в целом, когда мы говорим о вузовской науке, это имеет отношение прежде всего к тем людям, которые занимаются преподаванием. Я не знаю, возможно ли выделить [средства] исключительно для преподавателей. Наверное, можно подумать. Вообще проблема подготовки преподавателей для вузов, конечно, будет всегда остро стоять, особенно в связи с новыми задачами в сфере образования. Но, наверное, можно подумать над этим.

Но повторяю, здесь у нас сейчас существует целый набор грантовой поддержки, в том числе для молодых исследователей, которые могут её получать по разным направлениям и на разных стадиях развития своего научного потенциала. Нужно ли выделять отдельно именно преподавателей – можно подумать над этим. Хорошо, прикинем тоже, посмотрим отдельно. Ладно? Спасибо.

Прошу Вас.

К.Наумов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Наумов Константин, металлург, занимаюсь разработкой научно-технологических решений в области металлургии цветных и благородных металлов.

Моя сфера деятельности лежит в основе большинства отраслей промышленности, поскольку, не получив металл, невозможно изготовить из него некий высокотехнологичный прибор, протез или агрегат. Тем не менее в настоящее время наблюдается спад интереса среди молодёжи к данной отрасли, несмотря на то что с развитием промышленности в целом опять же становятся всё более острыми вопросы о рациональном природопользовании, о переработке техногенных образований. Сейчас всё более модными становятся также фарм-тема, IT-тема, а традиционные отрасли сегодня немножко отходят на задний план. Мотивировать как-то молодых студентов, будущих учёных, связать свою жизнь с металлургией можно посредством стипендии либо привлечения их коллективным грантом. Однако в конкурсах всё реже встречается данная тематика.

Я бы, наверное, хотел попросить Вас, Владимир Владимирович, по возможности поддержать металлургию как науку, может быть, через те же самые научные фонды. Благодарю.

В.Путин: Хорошо. Я, честно говоря, упустил это, не чувствую, что там есть какой-то пробел. Металлургия – это вообще базовая отрасль, безусловно, но она тоже достаточно эффективно и по-современному развивается. Мы сейчас только говорили: все присадки и прочее, новые материалы – это тоже металлургия. Поэтому, если Вы видите, что какие-то базовые вещи упущены, давайте, мы обязательно посмотрим на это, и если в грантовой поддержке ещё чего-то не хватает, конечно, мы это сделаем, без всякого сомнения.

Это, повторяю ещё раз, базовая отрасль, она важна для всех: и для гражданских отраслей, и для оборонки, для медицины, для всего. Для флота и такого, и сякого – и подводного, и надводного, и гражданского, и военного, для авиации, для ракетостроения. Конечно, будем этим заниматься. Если Вы считаете, что что-то упущено, мы посмотрим на это ещё раз. Спасибо, что обратили внимание на это.

Пожалуйста.

Т.Сартакова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Татьяна Алексеевна Сартакова, я магистрант кафедры сервиса в индустрии спорта, являюсь многократным чемпионом в составе сборной УрФУ по хип-хопу «Форсаж», многократным чемпионом России.

В.Путин: По чему? По хип-хопу?

Т.Сартакова: Да. Многократный чемпион России, Европы, даже чемпион мира 2015 года.

Вы просто сегодня упомянули тему универсиады, и я не могла её никак пройти мимо. Я бы хотела сказать, что, во-первых, новость очень сильно взбудоражила всю Россию, всю Свердловскую область, Екатеринбург и весь Уральский федеральный университет. УрФУ стал активным участником в подготовке и проведении Всемирной летней универсиады в 2023 году в Екатеринбурге.

В.Путин: К сожалению, не успел туда доехать, я как раз в Италии был в эти дни. Планировал, что я туда заеду, но график был плотный. Всё равно было известно, что Екатеринбург побеждает, поэтому не было даже необходимости в этом смысле.

Т.Сартакова: УрФУ принимал активное участие в чемпионате мира по футболу в 2018 году. «Волонтёры Урала» являются лучшим волонтёрским центром страны. Поэтому не беспокойтесь за проведение универсиады в 2023 году.

В.Путин: Прямо гора с плеч. Спасибо, что сказали. (Смех.)

Т.Сартакова: Спасибо.

Потому что мы обладаем необходимым опытом, накопленным на других крупнейших международных спортивных событиях, таких как летняя универсиада в Казани, Олимпийские зимние игры в Сочи, зимняя универсиада в Красноярске. Поэтому мы всё умеем, мы всё знаем, мы всё сделаем на высоком уровне.

Универсиада примет большое количество спортсменов, участвующих в различных видах спорта, и будет происходить строительство новых спортивных объектов, деревни для атлетов. И мы бы очень хотели, мы очень в это верим и надеемся, что спортивные объекты, которые останутся после универсиады, пойдут на развитие студенческого спорта.

В.Путин: Конечно, это тоже. Там несколько крупнейших объектов, мы только что говорили. Вы можете посмотреть, внизу макет целый выставлен, если ещё не видели. Там крупнейшие объекты пойдут для размещения университетских факультетов, центров подготовки специалистов и развития университетской науки, а некоторые из них совершенно точно будут использованы для спорта. Там рядом по водным видам спорта будет выстроен целый комплекс – уверен, что студенты смогут пользоваться. Целый студенческий городок там будет создан для проживания участников – тоже наверняка будет использоваться.

Надо будет посмотреть повнимательнее, сейчас работа только начинается. Без всяких сомнений, студенты будут пользоваться всей инфраструктурой, которая будет создаваться, само собой разумеется.

Т.Сартакова: Спасибо большое.

В.Путин: Да, пожалуйста.

Р.Фатхутдинова: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Меня зовут Рената Фатхутдинова, я представляю, наверное, иную сторону студенческой жизни – это творческая жизнь. Я всю жизнь занимаюсь творчеством, я пою, и могу сказать, что в полной мере, действительно, я себя реализовала в творческом плане именно в университете. Хочу также Вам сказать спасибо за то, что существуют различные федеральные творческие форумы, творческие конкурсы, в которых мне удалось принять участие, в которых я побеждала в том числе.

Считаю, что, действительно, очень важно обращать внимание также и на внеучебную часть студенческой жизни. Общекультурные ценности, которые прививаются студентам, – это действительно очень важно для меня. Единственное, при поступлении в университет, я знаю, спортсмены имеют преимущество: те спортсмены, которые обладают разрядами, мастера спорта, кандидаты в мастера спорта, – им добавляют ещё баллы к ЕГЭ, и это учитывается в общем портфолио. К сожалению, у людей творческой сферы, которые побеждают в каких-то творческих конкурсах, мероприятиях, эти достижения никак не учитываются.

Во время самой студенческой жизни, благодаря инициативе Союза студентов, в 2016 году самими студентами был создан внеучебный рейтинг, который позволяет фиксировать достижения в различных внеучебных областях. Это организаторские мероприятия, спортивная деятельность, творческая деятельность. Благодаря этому рейтингу я попала в топ и, действительно, смогла получать стипендию, и это некая моя мотивация к моему творческому развитию.

И ещё, на выходе из университета, я знаю по практике некоторых зарубежных вузов, помимо основного диплома о высшем образовании есть портфолио, дополнение небольшое, в котором учитываются как раз все достижения во внеучебной деятельности. И работодатель уже также просматривает и видит, что, да, студент был активен, студент занимался творчеством, спортом. Я считаю, что такая практика действительно очень интересна. Что Вы думаете по этому поводу?

В.Путин: Я с Вами согласен, такая практика интересна и полезна. Единственное, что вызывает у меня некоторые сомнения, – нужно ли при поступлении какие-то баллы добавлять. Говорю совершенно искренне и серьёзно, без всякой иронии.

Вот смотрите, я поступал в университет (тогда был Ленинградский государственный университет, сейчас Санкт-Петербургский государственный университет), я к этому времени был мастером спорта по самбо и мастером спорта по борьбе дзюдо, был чемпионом Ленинграда. Чем я воспользовался при поступлении в университет? Были созданы курсы в университете для спортсменов такого и более высокого уровня. Мы просто ходили и занимались на этих курсах. Нам университет помогал получать дополнительные знания. И всё, никаких добавочных баллов там никто не ставил. Почему? Потому что ведь, если вы поступаете на спортивные специальности, допустим, тренером собираетесь быть или преподавателем физической культуры и спорта в школе, – это одно. А если вы, будучи спортсменом, хотите заниматься математикой, историей, физикой либо биологией, чем-то ещё, вы должны показать знания свои в той сфере, в которой вы собираетесь функционировать. Спорт – это, конечно, хорошо, но это не ваша специальность. Поэтому я не думаю, что здесь нужно за достижения в спорте добавлять баллы при поступлении. Я, честно говоря, не вижу здесь никакого смысла.

Р.Фатхутдинова: Я с Вами согласна. Я имела в виду как раз именно профильные специальности. Спортивные, допустим, творческие также специальности в нашем вузе есть.

В.Путин: Профильные – да. Спортивные, творческие, если вы творчеством занимались, и можно объективно оценить то, что было достигнуто до сих пор, то тогда конечно. Конечно, это должно быть учтено, здесь я с Вами согласен.

Р.Фатхутдинова: И от лица всех я бы хотела Вас поблагодарить за эту встречу.

В.Путин: То есть мне пора уже. Это Вы правильно сказали.

Р.Фатхутдинова: Могу ли я попросить совместную фотографию нас всех с Вами?

В.Путин: Да.

Я хочу со своей стороны всех вас поблагодарить за эту интересную и полезную для меня беседу. Надеюсь, что для вас это тоже было небезынтересно. Хочу пожелать вам успехов.

Спасибо вам большое.


Источник: Президент России